В кайнозое

в течение всего палеогена на суше широкое распространение получила арктотретичная флора. В Евразии господствовала богатейшая полтавская тропическая флора (в более полярных широтах субтропическая). В палеогеновых лесах росли пальма сабаль, магнолии, вечнозеленые дубы и буки, эвкалипты, фикусы, камфорный лавр, хлебное дерево, олеандры, гранаты и др. Сходство лесам Евразии и Северной Америки придавали секвойя, болотный кипарис (таксодиум), гинкго, ликвидамбар, тюльпанное дерево и протейные. На более северных территориях (Сибирь, Дальний Восток, Гренландия, Шпицберген) широкое развитие получили листопадные ши-роколиственные леса. Прогрессирующее в конце палеогена похолодание вызвало смену полтавской флоры Евразии тургайской, представители которой сначала по горным хребтам, а с наступления неогена по более широким путям проникли в Европу, вытесняя вымирающую субтропическую флору (Вульф, 1933). Из представителей тургайской флоры сформировались современные листопадные широколиственные леса. На лагунных засоленных берегах высыхающего океана Тетис тургайская флора сменилась солонцеватой, а на водоразделах близкой к саванновой (Агаханянц, 1986). Продолжали развиваться земноводные и пресмыкающиеся. В начале палеогена на суше преобладали клоачные, сумчатые и примитивные плацентарные млекопитающиеся, которые сохранились в основном в Австралии. Теплокровные живородящие млекопитающиеся меньше, чем их предшественники пресмыкающиеся, зависели от изменяющейся окружающей среды. Они освоили всю сушу и приспособились к полету (летучие мыши др.).До конца палеогена существовала индрикотериевая фауна, названная по типичному крупному безрогому носорогу - индрикотерию. Постепенное похолодание и нарастание континентальности климата в первой половине неогена (плиоцен) оттеснило тургайские леса на океанические фланги Евразийского континента в Средиземноморье, Западную и частично Восточную Европу, на юг Дальнего Востока, а также в Карпаты, Крым, на Кавказ. В это время в горах Северо-Восточной Сибири появился пояс темнохвойной елово-пихтовой тайги, который по мере похолодания и нарастания континентальности климата стал расширяться и постепенно занял огромные пространства Сибири, Урала и бассейна Печоры. В Западной Европе развивалась теплоумеренная флора. Севернее тайги образовалась тундровая растительность. Параллелизм в развитии флоры Евразии и Америки сказался на появлении травянистых равнин (степей и прерий). Следует упомянуть о господстве в заболоченных низинах самых высоких в истории зеленого покрова Европы так называемых янтарных лесов из смолоносных гигантских деревьев болотного кипариса и ликвидамбара. Их окаменелую смолу находят не только на берегах Балтийского моря, но и в Полесье. Травяные поляны обеспечивали кормом оленей, косуль и антилоп. Длиннохоботные слоны со слабоизогнутыми бивнями и крупные однопалые лошади пришли на смену гиппарионовой фауне мостодонтам, трехпалым гиппарионам и махайродам, гиенам, носорогам, жирафам, оленям и разнообразным обезьянам, достигшим расцвета в начале неогена. На образовавшихся степях Евразии паслись предки травоядных туров и бизонов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Это не спам (обязательно)